Люди, долго связанные с материально-техническим обеспечением производства, пережили разные времена. В годы застоя многое было «зажато», хозяйственная инициатива сковывалась. Это нанесло непоправимый ущерб делу. С введением в действие Закона о государственном предприятии многие запреты и ограничения были сняты. Хозяйственникам развязали руки: делай все, что не запрещено законом. Это стало положительно сказываться на делах. Во взаимоотношениях смежников стали проявляться недопустимые прежде бартерные, т. е. обменные отношения. Практический шаг к этому был сделан, например, в 1989 году, когда впервые «Ижмаш» получил возможность изготовить определенное количество автомобилей для собственного распределения.

Прямые договора — а их теперь гораздо больше, чем было в прежние годы — заключаются партнерами не только с повышенной взаимной ответственностью, но и с откровенным желанием. Появляется стимул: ведь если общими усилиями дать больше конечной продукции, то можно полнее удовлетворить потребности смежных трудовых коллективов в автомобилях.

И все-таки перебои в материально-техническом обеспечении по-прежнему остаются одной из основных причин неритмичного хода производства. На конвейерах постоянно ощущается слабое развитие отраслей, тесно связанных с автомобилестроением, особенно таких, как резинотехническая, электротехническая. Большую тревогу внушает перспектива. Ижевские автомобилестроители, как, впрочем, и волжские, московские, запорожские, с опаской поглядывают на завод в Елабуге, где годовой выпуск малолитражек предстоит довести, как известно, до 900 тысяч. Как тогда обернется дело с ресурсами, если их и сегодня не хватает?

А нехватка, действительно, острейшая. По вине поставщиков комплектующих и металла конвейерные цехи Ижевского автозавода простояли в 1987 году 479 часов 17 минут, или в несколько раз больше, чем в прежние годы. То был год особенный: с конвейера пришлось снять 23 937 некомплектных автомобилей. Как и следовало ожидать, для предприятия это обернулось тяжкими потерями. Непроизводительные расходы на доукомплектование автомобилей составили 237,5 тысячи рублей. А замена деталей, пришедших в негодность из-за хранения недоделанных машин на заводском дворе под открытым небом, обошлась в 87,2 тысячи рублей.