Ничем иным, как углублением процесса демократизации, можно объяснить и участившуюся на каком-то этапе сменяемость секретарей парторганизаций. В былые времена редко случалось, чтобы кандидатура, рекомендованная парткомом, не прошла в цехе или отделе. Раз сверху дали «добро» — обязательно выберут. Однако партийный комитет стал ощущать, что его кадровые оценки не всегда совпадают с мнением парторганизаций, трудовых коллективов.

Так получилось в отделе главного механика. Партбюро здесь возглавлял в течение десяти лет один и тот же человек. В парткоме был он на хорошем счету, а в коллективе стал терять авторитет, как в этих случаях говорят, «оторвался от народа». Коммунисты не избрали его на очередном отчетно-выборном собрании, предложив другую, более достойную кандидатуру. И парткому ничего не оставалось, как согласиться с этим.

Другой подобный пример имел место в электросиловом цехе. Секретаря здешней парторганизации даже прочили в состав парткома, ошибочно полагая, что он достоин этого по всем своим деловым и политическим качествам, опыту работы. А цеховая парторганизация, которая знала лучше этого человека и судила о нем не понаслышке, выразила ему недоверие.

Когда в 1988 году сменилось до половины секретарей цеховых парторганизаций, многие на автозаводе расценили этот факт как признак снижения стабильности кадров, слабой работы с ними. Однако был сделан и другой, более верный вывод: в партии идет процесс очищения, повышается политическая активность коммунистов и беспартийных, выше становятся нравственные критерии и нормы.

С этих позиций полезно взглянуть на уровень партийных собраний и заводских конференций. На них острее зазвучала критика, разговор ведется в основном о партийной работе, о человеческом факторе, а не о «штуках» и недостатках в материальном обеспечении производства, как бывало прежде.